1,215 просмотров

Последняя подборка рецензий в блогах


Вот это чудо советской генной инженерии – голубоглазое, со джолиевским ртом, со скобочками в уголках губ, все в золотых кудряшках, идеальный треугольник спины в белой футболке без рукавов, тупое, улыбчивое, отлично дерется, все как мы любим – играет главного героя в фильме “Обитаемый остров” Федора Бондарчука, которое мы вчера смотрели всей кодлой, и нам с Поппель сделалось худо с первых кадров.

Когда поплыли титры, и оказалось, что зовут чудо Василий Степанов, мне совсем вырубило предохранители, я застегивала непослушными пальцами дубленку и думала – бля, они покусились на архетип, они вывели Емелю и назвали экспериментальный модуль “Василий Степанов”, и теперь снимают у Бондарчука, чтобы разрушить мозг нации, Вера, Вера, не ведись, это заговор, это биоробот, Вера, ох уж эти мне жемчужные зубки, рельефные плечики, целоваться, по полминуты отлепляя губы от партнерши, ааа, и ведь кто-то же спит с такой красотой и приговаривает “да, Вася, да”.

Мне физически нехорошо, когда я смотрю на эту фотографию; таких нужно запрещать на стадии разработки. Три часа пытки, а не кино. Невыносимо абсолютно.

Upd. Оно одного со мной года рождения. Господи, оно же совсем дитя. Они научат его плохому. Он наверняка уже в сексуальном рабстве у исполнительного продюсера. И это он ему говорит “да, Вася, да”.

Автор не выявлен

Возможно, в меня полетят шишки, но я все-таки скажу несколько добрых слов о фильме. Я меньше всего претендую на какую бы то ни было объективность – меня именно что задел за живое и очень личное фильм, книгу же я читала давным-давно, да притом еще в украинском переводе, помню ее смутно, да и не особенно впечатлилась.

Собственно, меня и в фильме почти все, что в нем есть от чистой антиутопии, задело мало. Все это уже было, и не раз, и, кажется, не было ново еще во времена самих Стругацких. Странно, но изо всех ужасов Саракша меня заставил болезненно дернуться только один, самый безобидный на первый взгляд эпизод: когда хороший парень Гай и чудная, добрая Рада смотрят «Психопанораму», жадно, горящими глазами глядя на мелькающие бессмысленные, отвратительные картинки. Вот это – страшнее всего.

Мне очень понравился Максим. Он ужасно не нравился мне в роликах и на фотографиях, с внешним лоском и правда несколько переборщили, но в фильме оказался неожиданно естественным и достоверным. Достоверным не в смысле соответствия миру Полдня, что небесспорно, а в смысле правдивости характера. Да, мне понравилось именно то, за что многострадального Максима ругают рецензенты. Пишут все по-разному и обосновывают свое раздражение тоже по-разному, но суть в общем-то одна: «А чо он лыбится все время, идиот, что ли?». Вот это безотчетное раздражение от чужой улыбки, вот это восприятие улыбающегося человека как в лучшем случае блаженного, в худшем – слабоумного – это признак того общего, что есть у Саракша с нашим миром (всем нашим миром, тоталитарным или нет, в любую эпоху, почти в любое время) и с любым другим миром, затронутым Искажением. Тоталитарное общество в этом смысле никак не отличается качественно от любого другого, и взрывай башни, не взрывай башни, этого не исправить. Это Дракон, который есть в каждом. И во мне тоже.

Максим в фильме улыбается искренне, открыто и лучезарно, как человек, которого никогда не унижали. Как человек, который не привык бояться, зато привык доверять миру и людям. Как человек, который себя любит. (А что Максим ведет себя местами опасно наивно и беспечно – ну так это счастливый человек, а не святой. В том-то все и дело, что Максим просто хороший, просто нормальный человек – несмотря на почти аманэльдарские special abilities, на умение лечить наложением рук и способность выжить после шести смертельных ранений – а ему выпадает задача, едва ли посильная даже для святого. Потому что Дракона-то нужно убить в каждом. И что-то меня в этой ситуации цепляет, намертво цепляет, как и у Шварца, – и прощай, моя крыша…)

Я видела в жизни всего одного или двух счастливчиков, на которых совсем не было печати унижения – и они выглядели именно так, как Максим на Саракше. Инопланетянами то есть. Я сама улыбаюсь вот так – безудержно, щедро, в те минуты, часы и дни, когда эта печать на меня не давит и я чувствую себя по-настоящему счастливой. А вот Максим так живет. И он меня поэтому не раздражает – я ему честно, искренне и от всей души завидую. Я тоже хочу так жить. К великой моей радости, это возможно, опыт страха, унижения и нелюбви к себе гвоздями не прибит.

Счастливые люди улыбаются. И думаю, это одна из главных причин, почему абсолютное большинство утопий вызывают такую оторопь и такой когнитивный диссонанс – потому что они в основном чудовищно мрачные и скучные, эти люди, объявленные счастливыми мастерским произволом…
…А Финрод смеется в Валиноре. Да.

Лутиэле

Другие материалы

Рубрики: Отзывы в блогах

Страницы: 1 2




Отзывов пока нет.

Ваш отзыв

Я не робот.