582 просмотров

Новые рецензии на фильм «Обитаемый остров. Схватка»


14 апреля на спецпоказе второй части «Обитаемого острова» я внезапно понял, что этот роман Стругацких значит для меня даже больше, чем я думал. С нахлынувшими чувствами справиться было нелегко: в какой-то момент показалось, что мне снова тринадцать, и я, перечитывая книжку по энному разу, пытаюсь себе представить, какое здоровское получилось бы из нее кино. И вот она — сбыча мечт! Наконец-то я досмотрю эту историю до конца, пусть даже и зная, как именно все закончится.

Впрочем, опасения, что во второй части Бондарчук со товарищи слишком далеко отойдет от оригинального текста, у меня все еще оставались — сомнения вызывала и усиленная линия Рады Гаал, и финальная схватка Максима со Странником (в каком-то интервью сценаристы Дяченко пообещали неожиданную «фишку», которую они якобы придумали), и даже малоправдоподобные (и, как выяснилось, откровенно ернические) заявления самого Бондарчука, что Максим, дескать, окажется сыном Странника.

Теперь, переведя дух, можно сказать с легким сердцем: все сложилось наилучшим образом. И с уверенностью — Стругацкие не пострадали. «Обитаемый остров» — действительно самая близкая к тексту экранизация их произведения. В этом снятом по последней моде фильме, отчасти напоминающем компьютерную игру, изначально заложенная в текстах Стругацких неоднозначность оценок и выводов не потерялась и никуда не пропала. И дело не в антитоталитарном пафосе, который воспроизведен Бондарчуком на экране честно и добросовестно, точнее — не только в нем. Дело в той сугубо «стругацковской» заточенности на полемику и спор, из-за которой, собственно, первая часть фильма и оказалась самым обсуждаемым в рунете кинопроектом нынешнего года.

Полагаю и даже уверен, что не менее ожесточенные споры вызовет и часть вторая. Однако общий накал страстей будет все же пожиже. Не потому, что вторая часть слабее, нет, а просто потому, что в ней, наконец, происходит то главное, ради чего Бондарчук снимал свой фильм, а Стругацкие писали свою книгу. То, что со всей очевидностью снимает многие нелепые, невежественные вопросы.

Максим Каммерер меняется. Чем дальше, тем меньше он напоминает того солнечного Аполлона, каким нежданно-негаданно свалился на планету Саракш. Он перестает воспринимать ее обитателей как своего рода «туземцев», с которыми ему необходимо найти хоть какой-то контакт, и с неотвратимой неизбежностью сам становится частью этого мира. Нет-нет, улыбка его еще вспыхивает поначалу, особенно когда он встречает или вспоминает людей, вызывающих живой отклик в его сердце: Раду, Гая или предводителя мутантов принца-герцога — доброго, в сущности, человека, подарившего ему старый имперский бомбовоз, летательный аппарат внушительных размеров. Одним словом, характер героя показан в развитии, прошу прощения за избитую фразу. И мне было бы очень интересно узнать о впечатлениях от второй части «ОО» Бориса Натановича Стругацкого, которому герой Василия Степанова понравился даже и «вне эволюции». Вынужден заметить, что неопытному актеру-дебютанту не всегда удается поддерживать в зрителе ощущение внутренней наполненности образа, но гораздо чаще о его неопытности забываешь напрочь, настолько искренним и располагающим к себе выглядит в исполнении Степанова Максим Каммерер.

Вообще кажется, что второй частью «ОО» должны быть удовлетворены даже те, кто так и не сподобился прочитать книжку и долго брюзжал по поводу разного рода «непоняток»: почему то? почему это? В самом начале фильма, в кратком содержании предыдущей серии, для тех, кто в танке (не в розовом, а по жизни), подробно разжевывается все-все-все — даже то, что, с моей точки зрения, не требует никаких объяснений. Ну, в конце концов, никто и не спорит: «танкистов» тоже не стоит исключать из целевой аудитории.

А мое личное недовольство — в первую очередь, внешним видом голованов — успешно было затушевано самим Бондарчуком, который в последующем разговоре с участниками просмотра открыто посетовал: голованы выглядят именно так — то есть как какие-нибудь монстры-оборотни из американских «ужастиков» — потому, что делали их именно американцы.

Коль скоро речь зашла о Бондарчуке, следует сказать об Умнике, то бишь о Прокуроре. Что греха таить, себе любимому режиссер уделил внимания больше, чем кому бы то ни было еще из персонажей фильма, и в результате получился один из самых запоминающихся образов, решенный в ярком трагикомическом ключе.

Но, как и в случае с первой частью, все мои основные симпатии оказались на стороне исполнителя роли Гая Гаала Петра Федорова. Стоило тому появиться в кадре, как я тут же переставал осознавать, что смотрю «всего лишь» кино, и снова превращался в того зачитывавшегося Стругацкими тринадцатилетнего мальчишку, который только таким — в точности таким! — всегда представлял себе Гая. Живо вспомнилась и вся моя горечь от его нелепой нежданной гибели, которую Бондарчук решился-таки сделать самопожертвованием; и думается мне, что это справедливо. По окончании просмотра я не удержался от комплиментов Петру и надеюсь, что они были ему приятны.

В упомянутом разговоре с блогерами Бондарчук признался, что не умеет снимать тягучее, медленное кино, как, например, Алексей Герман. Это правда. Вторая часть «ОО» радует прежде всего своим темпом, отсутствием длиннот и неоправданных провисаний сюжета. Кроме того, в ней есть несколько просто очень добротно сделанных эпизодов: жутковатая сюрреалистическая сцена с Колдуном, эффектное танковое сражение, динамичная и напряженная история с подрывом телецентра. Можно спорить по поводу затянутости или, наоборот, логичности и обоснованности финальной схватки со Странником, но, видит бог, — в ней нет ровным счетом ничего криминального.

Существенный (для меня) провал — музыка. Периодически она меня просто сбивала, мешала адекватно воспринимать происходящее. Боюсь, я вряд ли когда-нибудь назову Юрия Потеенко в числе своих любимых композиторов. Работа выполнена профессионально, но не более того.

Тем не менее, скажу, отбросив придирки: если это самый большой недостаток «Обитаемого острова», то по сумме баллов это все равно очень хороший фильм.

Алексей Васильев

Конец сказки

Для начала надо, конечно, отдать долное внешним атрибутам. В той же степени, в какой первая часть была напичкана информацией, вторая часть упакована действием — потасовка на танке плавно переходит в падение бомбовоза (на белую субмарину практически), после которого сразу начинается апокалиптических масштабов война. Напряжение такое, что экран лопается пополам, но и этого мало — финальный поединок Максима и Странника проходит на фоне — иначе не скажешь — 11 сентября.

Кстати, тех, кто уже полюбовался в Интернете на экранку падения бомбовоза, хочется обнадежить — на большом экране все смотрится очень хорошо. Впрочем, все это — не главное, хотя и впрямь очень круто.

Не знаю, чья это заслуга — Роднянского, Бондарчука или сценаристов Дяченко, но фильм «Обитаемый остров», особенно его вторая часть, гораздо больше, чем от литературной основы, взял в смысловом плане от второй повести о Максиме — «Жук в муравейнике». А также, возможно, от других поздних вещей Стругацких, написанных ими, когда они уже порастеряли шестидесятнический идеализм.

Ну, или просто оказалось, что надо честно перенести книгу на экран, чтобы показать, насколько мало в ней было романтизма и идеализма. В первой части мы увидели тоталитарную действительность глазами человека будущего. Во второй части мы понимаем главное — это были глаза ребенка, которому, к сожалению, суждено вырасти.

Бондарчук ловко обманул зрителей, уже готовых поверить в то, что в будущем мы станем такими, как Максим. Наш молодой красавец, умный и справедливый («Ваша политическая программа?» — «Справедливость!») — всего лишь зеленый юнец. Но он уже вполне готов взять себе в наставники ловкого резидента-гэбиста, и в очень обозримом будущем обзавестись холодной головой и чистыми руками. Горячее сердце, к несчастью, уже бьется.

Всю первую часть мы удивлялись, как же Страннику удается казаться самой большой сволочью на всей планете. Во второй части случается смысловой катарсис, и приходит изумительное в своей простоте понимание того, что он и вправду здесь самая большая сволочь. Сказать правду удалось очень простыми средствами.

Славься, Отечество наше свободное.

Daddy O

Другие материалы

Рубрики: Отзывы в блогах


Обсуждение
Отзыв Андрей 27 апреля 2009

Плохо уже то, что фильтруется “чужой базар” – я не вижу реально критических замечаний, одни слюни. На самом деле при всей однозначной успешности фильма как некоего отдельного фантастического боевика “по мотивам” КЛАССИЧЕСКОГО романа – полное отсутствие связи с романом – как по духу так и по деталям.
Федор Сергеевич повторил ошибку режиссера “Волкодава” ( в моей памяти не сохранилось даже его имени) – культовые вещи нужно экранизировать дословно.
Эх, Федя Федя…. съел медведя.

Отзыв Александр 29 мая 2009

В основу оригинальной книги заложена неплохая мысль – всё что происходит вокруг, часть тонкой мировой системы, о чем следует 100 раз подумать, прежде чем убивать людей.
В фильме эти мысли озвучены, но они полностью нивелированы совершенно неуместной улыбкой Странника.
Такое ощущение, что он вот вот скажет: так держать, Максимка!
Мне бы твои годы – сам бы теракт устроил!
Ведь любой признает в тебе настоящего героя, достаточно видеть, как ты героически обнимаешь свою Белоснежку средь посеянного тобой смертей и хаоса!
А эта дикая затянутая сцена последней схватки?! Воистину, встреча
двух представителей гуманной цивилизации!
Впрочем, забудем об этике – ведь мы имеем дело с боевиком. Боевик оригинального сорта – главный герой, покрашенный в блондинку (каким образом он сохранил свои чудесные волосы, вступив в гвардейские ряды – для меня тайна) бегает как девчонка, драться не умеет( что видно с первого взгляда) особенно умилительно было видеть, с каким кокетством был прибран хаер Максима во второй части – что тут скажешь – настоящий герой!

Ваш отзыв

Я не робот.