256 просмотров

«Обитаемый остров-2» похож на безвкусный детский комикс


После того как немалая часть московских журналистов обиделась на Федора Бондарчука за то, что показы «Обитаемого острова» проводились келейно, в соответствии с изобретенной пиарщиками иерархией, «Обитаемый остров-2» был показан сразу максимально большому количеству журналистов. Кроме того, учитывая новую реальность, создатели ленты намерены устроить показ специально для блогеров.

Итак, приключения Максима Каммерера на планете Саракш подошли к концу. Конец, в свою очередь, оказался бесславным во всех отношениях. Казалось бы, фильм снимался одним махом, и вторая часть вроде как естественное продолжение первой, и надлежит им быть едиными по образу и духу. При этом почему-то вторая часть представляет собой вылезшую, как перебродившее тесто из кастрюли, лишнюю массу. Эту массу собрали и вылепили из нее еще один пирожок, немало напоминающий предыдущий, но какой-то бесхозный.

Главный герой, Максим Каммерер (Василий Степанов), случайно заруливший на Саракш и обнаруживший там сгусток тоталитаризма, насаждаемый группой людей под именем Неизвестные Отцы, во второй части фильма приступает к решительным боевым действиям. Ему удается-таки совершить переворот, отстранив от власти Отцов, однако победа его смахивает на Пиррову. Макс уничтожил одну, главную, башню, дающую то самое болезненное отупляющее излучение, что делает обитателей планеты похожими на запуганный контингент советской богадельни. Своим энтузиазмом юноша сводит на нет многолетние усилия местного всепланетного интеллектуала Странника (Алексей Серебряков), который исподволь готовит «тихую» революцию. Теперь же, по милости Максима, планету ждет небывалое кровопролитие.

С кровопролитием, кстати, в фильме все непросто. С одной стороны, всякая революция требует крови, и значит, избежать ее на экране невозможно. С другой — фильм по жанру детский комикс, какие уж тут кровавые реки? Авторы выбрали средний вариант — кровищи залейся, но она так напоминает гуашь, что потоки ее вызывают ассоциации лишь с неудачно поставленной на край стола банкой с краской. А если добавить к этому смешные компьютерные танки, в которых разъезжают окровавленные герои, то юмор ситуации возвращает нас к изначальному жанру произведения — детскому комиксу для утреннего потребления вкупе с манной кашей.

На жанр комикса здесь работает все — начиная со спецэффектов, выполненных «богато», но удручающе безвкусно, кончая игрой актеров. Хорошие именитые артисты — Алексей Серебряков, Максим Суханов, Андрей Мерзликин — по большей части выполняют служебные команды — «нахмурился, вскинулся, поднял брови, опустил голову, упал, встал, застрелился». Главному же герою, Максиму Каммереру (точнее — актеру Василию Степанову), повезло и того меньше. С ним сильно не церемонятся и ограничиваются двумя командами — «улыбочка» и «убрал улыбочку». Может, ему пока просто не объяснили, что такое кино и камера, и он все время думал, что перед ним фотограф с вылетающей птичкой. Юноша исключительно хорош собой, и если он и правда останется на планете Саракш, то хорошо бы направить энергию в полезное русло — например, создать модельное агентство имени себя. Все остальное у него пока получается неважно.

Разгулявшийся кризис плюс небеспочвенные опасения, что вторую часть «Острова» в прокате ждет судьба первой, заставили создателей фильма выпустить продолжение раньше запланированного срока. Бондарчук сдабривает рекламную кампанию фильма туманными заявлениями о России, которая «катится в ж…», и вот уже интернет полнится сообщениями о его отваге, позволившей ему провести слишком явные аналогии между тем, что творится на Саракше, и тем, что творится в нашей стране.

Меж тем политические пристрастия Бондарчука куда более внятны, нежели художественные. По крайней мере первые он высказывает четко в отличие от последних. Возможно, его симпатии в фильме и правда, как он говорит, на стороне пылкого Камерера, но догадаться об этом без его слов никак нельзя. Гораздо более любовно в картине выписан другой главный персонаж — Странник Алексея Серебрякова. Тихий незаметный лысеющий блондин, сторонник сильной руки, умеющий убедить и, если надо, — покарать. Давайте вместе погадаем, кто бы это мог быть? В фильме ему не повезло — он, как и многие, захлебнулся в красной гуаши, и сильная рука его бессильно повисла. Ох, жди теперь беды от всей этой анархии, без сильной руки-то.

Впрочем, и с политическими, и с художественными пристрастиями молодого Бондарчука давно все понятно. И хотелось бы от него услышать совершенно о другом: фильм снимался в Казантипском заповеднике Крыма, где после съемок, по словам экологов, исчезли некоторые виды растений, занесенные в Красную книгу и до последнего времени растущие лишь в Казантипе. Известно, что любая деятельность в любом заповеднике разрешена лишь в том случае, если она связана с экологическим просвещением и научной работой. После «Обитаемого острова» заповедник остался изрядно вытоптанным. Но никаких комментариев по этому поводу Бондарчук и продюсеры фильма пока не дали. А это уже не комикс, это посерьезнее…

Екатерина Барабаш
www.ng.ru

Другие материалы

Рубрики: Материалы в СМИ



Отзывов пока нет.

Ваш отзыв

Я не робот.