978 просмотров

Федор Бондарчук об отце


25 сентября классику советского кино Сергею Бондарчуку исполнилось бы 90 лет. Сын режиссера Федор рассказал в интервью газете «Комсомольская Правда» о своем отце. Первое воспоминание об отце у меня такое — с мороза в квартиру заходит большой человек, в запотевших очках. За ним идет компания мужчин — папа и дяди. Я езжу в коридоре на красной машине с педальками. На мне серые колготки из «Детского мира», в руках маленькая лопата, на голове — военная фуражка красноармейца. Я гоняю по квартире — охраняю. Потом заезжаю в комнату, куда прошел отец и дяди. А там ничего не видно из-за дыма, который можно потрогать руками. Уже потом я узнаю, что «дяди» — Вячеслав Овчинников (композитор, автор музыки к фильмам Тарковского и Бондарчука — Ред.), Вадим Юсов (знаменитый кинооператор — Ред.), Василий Шукшин…. Я тогда конечно, не знал про то, что папа — отечественный режиссер № 1. Но масштаба личности не заметить было невозможно. Он был во всем — в манере держаться, походке, в глазах…

В детстве я не так много времени проводил с мамой и отцом. В этом смысле у нас была классическая семья, в которой детей воспитывает бабушка. Много воспоминаний связано с возвращением отца из-за границы. Когда все везли из капстран шмотки и косметику, папа привозил инструменты — стамески, лобзики, даже токарные станки… В свободное время он любил резать по дереву, что-нибудь мастерить. Очень хорошо помню, как однажды отец поручил мне выдолбить стамеской надпись на огромной деревянной статуе, походившей на смесь старца с языческим божеством, которого мама (актриса Ирина Скобцева — ред.) называла деревянным долдоном, фразу «Смысл жизни в самой жизни».

Отец прекрасно рисовал. Именно он привил мне любовь к живописи. Дома хранятся деревянные скульптуры, которые он сделал, картины, которые он нарисовал. Сейчас мама доделывает книгу к юбилею Сергея Федоровича, там впервые будут опубликованы много фотографий его работ.

Никогда не забуду, как однажды мы вместе с отцом смотрели телевизор. Мне было тогда лет 12. Показывали каких-то советских юмористов, которые выступали парами. И я позволил какое-то пренебрежительное высказывание об одном из их выступлений. Как он меня осек! В один момент он дал мне понять, что я не имею никакого права критиковать творческих людей, которые старше меня. Неважно, какого ранга творчество, главное, что человек артист.

Есть кино актерское, а есть режиссерское. У Бондарчука кино, конечно, было режиссерским. Но он никогда не позволял себе относиться к актерам, как к марионеткам. Отношение было сверхуважительным. Понятно, что он не был мягким человеком и не терпел непрофессионализма. На съемочной площадке мог и сорваться, мог сказать человеку все, что он о нем думает, если видел, что тот работает спустя рукава.

В «Борисе Годунове», которого отец снял в 1986 году, я сыграл царевича Федора. Я попал туда практически без проб — были только пробы грима. Съемки помню очень смутно. Меня трясло, я не мог поверить, что снимаюсь в кино. До сих пор не могу подробно рассказать о тех съемках — такой вот выдался мой кинематографический дебют.

После окончания школы я собрался поступать в МГИМО. Даже успел всем об это сообщить. Но отец буквально заставил меня подать документы во ВГИК — курс как раз набирал его друг Игорь Таланкин. Поступил ли я в итоге во ВГИК по блату? Да, поступил. Тогда нельзя было себе представить, что сын Сергея Бондарчука проваливается на вступительных экзаменах. Но дальше блат кончился.Когда я учился на втором курсе, на меня уже показывали пальцами — ага, сынок пошел. Это было уже после знаменитого Пятого съезда Союза кинематографистов, на котором низвергли отца.

Этот период совпал с моим первым бунтом против той жизни. Это было желание начать жить самостоятельно. И я переехал из отцовской квартиры к своему однокурснику Тиграну Кеосаяну. Отец совсем не благодушно отреагировал на это. Но препятствий чинить не стал, он сказал мне: «Живи как хочешь».Но некоторое отдаление произошло. Мы по-прежнему были готовы порвать кому угодно глотку друг за друга, но у меня началось обособленное существование. Помирились мы с отцом лишь в 1993 году, за год до его смерти.

Пятый съезд, конечно, нанес ему серьезный удар. Но сломать не смог. Понимаете, это в Москве против него ополчилась кучка Пупкиных. Страна по-прежнему его любила. Какое-то время он сидел в одиночестве, никого не хотел видеть. А потом отправился путешествовать по России и понял, что народная любовь никуда не делась.

У отца осталась масса неосуществленных проектов. Большое заблуждение верить в то, что что Бондарчуку давали делать все, что он захочет. Простой пример — у нас дома в течение нескольких месяцев стояли декорации великого итальянского художника Марио Гарбулии (художник постановщик Федерико Феллини) оперы «Турандот». Ставить он ее должен был в Италии, в Колизее города Вероны. Все было готово, но за несколько месяцев до премьеры дирижер, гражданин Советского Союза, попросил политического убежища на Западе. Руководство партии запретило Бондарчуку даже думать о возможности этой постановки.

У нас дома до сих пор лежит сценарий «Божественной комедии». Он мечтал экранизировать гениальное произведение Данте на протяжении многих лет! После успеха голливудского «Ватерлоо» появились иностранные инвесторы, которые готовы были вложиться в этот проект. Папа успел выбрать натуру в Крыму. Но потом выяснилось, что инвесторы оказались любителями половить рыбу в мутной воде — под имя Бондарчука собирались деньги, но до съемок дело не доходило.

Еще одна его мечта также не была осуществлена — это экранизация «Тараса Бульбы». Причем Бульбу должен был играть Марлон Брандо — еще не потерявший форму великий актер, от которого отец получил согласие. Но не сложилось.

А с «Тихим Доном» сложилось. Но тут не очень корректно прибавлять «слава Богу». Съемки «Тихого Дона» были ужасными — продюсеры навязали папе своих актеров, постоянно пытались проконтролировать каждый шаг. Как известно, все закончилось конфликтом между Бондарчуком и продюсерами, кино в итоге склеивал я в середине 2000-х. Так что иногда некоторым мечтам лучше не осуществляться — особенно если твою мечту выворачивают наизнанку, хотя я всю жизнь буду благодарен Константину Эрнсту, который вернул картину в Россию.

Для меня отец ушел очень рано. Сразу же свалилась огромная ответственность за всю фамилию. Я остался старшим мужчиной в семье. Помогло воспитание. Когда перед тобой стоит пример такого отца, каким был Сергей Федорович, иначе, наверное, и быть не может….

Полезная ссылка

Новый популярный телесериал «Ходячие мертвецы» основанный на серии комиксов возродил зрительский интерес к теме зомби-апокалипсиса. На сайте www.walkingdeadru.com можно скачать Ходячие мертвецы 1 сезон и 2 сезон или посмотреть сериал онлайн, а также узнать о выходе новых серий и сроках съемки 3 сезона.

Другие материалы

Рубрики: Интервью | После Острова



Отзывов пока нет.

К сожалению, комментарии закрыты.