190 просмотров

Интервью с Борисом Стругацким


В нынешнем году исполняется 40 лет со дня его написания рома Обитамый остров. Это будет не первый фильм по роману знаменитых писателей. Стругацких экранизировали Андрей Тарковский, Александр Сокуров, сейчас закончена работа над фильмом «Трудно быть богом» Алексея Германа.

После презентации нескольких отснятых сцен фильма на «Кинотавре» корреспондент «СОЮЗа» побеседовал с Борисом Стругацким.

— Борис Натанович, огромное спасибо за те книги, которые вы написали. На них выросло не одно поколение. Как пришла идея написания романа «Обитаемый остров»?

— Это было давно. Идея оказалась очень простой. В то время нас не печатали.

— Почему?
— Считали наши произведения очень серьезными. Поэтому нам с братом пришла в голову мысль написать легкую вещь о приключении комсомольца XXII века. Мы такую легкую приключенческую вещь себе на голову и написали.

— Почему «себе на голову»?
— Потому что потом у нас из-за нее была масса неприятностей. Цензура ее терзала. Заставили нас сделать тысячу изменений в тексте. Намучались мы с ним.

— Вы согласились с изменениями?
— В свое время «да», но сейчас мы все восстановили в прежнем варианте.

— Сценарий фильма написан по восстановленному варианту романа?
— Конечно.

— И сегодня вашему роману — 40 лет?
— Похоже на то. Мы его написали году в 68-м в доме отдыха «Комарово». Напечатан в 69-м. Получается 40 лет.

— Почему для романа вы выбрали жанр антиутопии?
— Какая это антиутопия?! Нам даже в голову не приходило, что мы писали антиутопию. Мы писали приключения коммунара на несчастной планете, попавшей в тяжелую беду. Была такая задача — и не думали ни о каких антиутопиях.

— Насколько видоизменился сценарий от книги?
— Я сценария в последнем варианте не читал. Поскольку сценарий написали супруги Дяченко, я думаю, что все там в порядке.

— Вы им доверяете?
— Полностью.

— Презентация четырех сцен из фильма прошла на «Кинотавре» — видели ли вы их?
— Нет, я ничего не видел, кроме рекламных роликов в Интернете. Но по ним никакого впечатления составить невозможно.

— Кто были вашими кумирами в 60-е годы, когда писали с братом свой роман?
— Кумиров у нас не было никогда и никаких.

— Как вы относитесь к тому, что в нашем времени нет положительного героя?
— Откровенно говоря, я такой постановки вопроса совсем не понимаю. Литература существует для того, чтобы отражать реальную действительность. Если в реальной действительности есть положительный герой, он обязательно появится в литературе. Если в литературе нет положительного героя, то надо думать, что его нет и в реальной жизни.

— Как вы относитесь к реальной жизни — что вас огорчает, удивляет?
— К реальной жизни отношусь с большим удовольствием и интересом. Пока не болею.

— А переменчивая действительность, глобализация не пугают?

— Я люблю переменчивый мир. Мне переменчивость нравится.

— Образ Максима Каммерера — это образ сильного и умного героя. Он может стать настоящим героем сегодняшней жизни?
— Наверное, может. Это человек не столько умный, сколько сильный. У него есть чему по-учиться. Он — безукоризненных убеждений человек. За свои убеждения готов сражаться и сражается, он готов всего себя отдать на защиту народа — он вполне годен для подражания.

— Вы на премьеру приедете?
— Вряд ли, я не выхожу из дома.

— Что сейчас пишете?

— Секрет, конечно. Это всегда было секретом и секретом останется. Никогда нельзя рассказывать о своих замыслах — никогда из этого ничего не выйдет. Есть такая примета.

— Любили ли вы прежде путешествовать?
— Да. В Беларуси, на севере республики, есть прекрасные места. Мы туда специально ездили с братом, ставили палатки на берегу озера и там жили. По нескольку недель. Но это было давно…

Татьяна Хорошилова

Другие материалы

Рубрики: Интервью



Отзывов пока нет.

К сожалению, комментарии закрыты.