241 просмотров

Интервью Федора Бондарчука после окончания фестиваля «Кинотавр»


— То есть в качестве административного ресурса вы ее используете.
— «Почему ты в партии?» — мне говорят. Я — не политик. Я не участвую в политической жизни. Как я не участвую? Я участвую, потому что я уже в ней. Но я ее использую как инструмент. Если это эффективно может работать и она реально эффективно может помочь в этом деле, почему бы мне этим не заняться? Если другого пути нет. Это первое. Второе. Я никогда не скрывал, что я поддерживаю Путина. Потому что мое твердое убеждение состоит в том, что все забыли экономическое состояние страны в тот момент, когда пришел Путин в президенты. Если мне скажут, что кто-то другой мог это сделать, пусть найдут этого человека.

— А вы во всем его поддерживаете?
— Послушайте, я же не деревянный болван. Я и спорю, я и писал по поводу Ходорковского, не подписывая все это огромное количество коллективных писем вашей же… Ну, нашей же интеллигенции. Это, кстати, на прошлом «Кинотавре» была история. Божена Рынска, по-моему, написала про меня и Ходорковского. Она спросила: «И что, ты готов, чтобы я это написала?» — «Конечно».

— Вы хотели, чтобы его выпустили? Я это как-то пропустила.
— Чего?

— Я говорю, вы хотели, чтобы его выпустили?
— Нет, вы спросили: «Вы все поддерживаете?» Нет, не все. И этих вопросов много.

— И все же, если говорить о Ходорковском и Лебедеве, вы поддерживаете тринадцатилетний срок каждому?
— Нет. Я бы амнистировал их. Ну как «я бы». Я не могу говорить «я бы». Я бы предложил рассмотреть возможность амнистии.

— А вот про «Марши несогласных», раз уж мы заговорили про поддержку Путина. Был момент, когда вы высказались в том духе, что правильно их разгоняют. А ваша супруга сказала, что нет, я несогласная. У вас не изменились позиции?
— Вы знаете, на самом деле я думал, что мы будем говорить о «Кинотавре»… А об этом я совершенно не хочу разговаривать. Я бы это интервью здесь не давал иначе.

— Вы понимаете, я вас не очень могу спрашивать про «Кинотавр» — есть жюри, оно смотрит фильмы, принимает решение…
— Вы предупреждали бы: «Я хочу поговорить о политике». А я не хочу говорить о политике.

— Я не только о политике.
— Мы пока что говорим о политике.

— А это мы свернули как-то случайно на ваши проекты, на «Единую Россию»…
— Случайно вы свернули.

— Нет, на самом деле я предупредила, что у меня есть круг вопросов, который накопился у либеральной интеллигенции. Они в том числе и об этом. Вы мне сейчас сказали, честно говоря, больше, чем я рассчитывала.
— На самом деле я больше вам ответил.

— Возвращаясь к фильму «Два дня». Вы чувствуете, что есть проблемы во взаимоотношениях интеллигенции и власти, какие-то установки, которые мешают общаться. Собственно, я думаю, что фильм Смирновой много сделал или сделает, чтобы это как-то поменялось.
— Я не думаю, что она во главе угла ставила попытку их соединить или дать возможность думать, что этот диалог возможен. И другие вопросы стояли. Один из первых — это все-таки сделать зрительское кино. Это такая важная территория для нее. Она наметила ее в «Связи», а здесь попыталась реализовать. И по реакции публики на «Кинотавре», да и вообще в русских залах, я такого не видел давно.

— В этом кино множество очень точных моментов. А ваши отношения с этой самой либеральной интеллигенцией, они каковы? То есть честно.

— А либеральная интеллигенция — это кто?

— Те довольно условно обозначенные в фильме люди — реставратор, директор музея, главная героиня Маша…
— Нет, в жизни это кто?

— Я думаю, что и на «Кинотавре» довольно много таких людей… Ну, когда вы видите бедного, не следящего за собой интеллигента — например, пьющего реставратора музея или Машу, которая возится со своей козой, — у вас мысли совпадают с мыслями вашего героя?
— Вот я вам отвечу, что у меня много друзей и у меня огромный круг общения. И у тех, кто меня знает, эти вопросы отпадают… У меня вообще нет врагов. То есть я, наверное, являюсь для кого-то демоном. Поверьте, я, чем могу, помогаю, всем, кому могу, совершенно в разных областях. Нормальные у меня отношения.

— То есть вы ответной неприязни по отношению к этому слою не чувствуете?
— Здесь — нет. В интернете, может быть, но я этих людей не знаю.

— То есть раздражают только интернет-комментарии злобные.
— Да нет, не раздражают. Это свободная территория. Я понимаю, почему я раздражаю. У нас успешные в стране — раздражают. Ну что, мне не заниматься тем, чем я занимаюсь? Я все равно этим буду заниматься. Если бы не было людей, которые по-другому ко мне относятся, я бы расстроился, но это не так. Ну что мне, на это обижаться? Я и слова такого не знаю.

— Авдотья Смирнова говорит в одном интервью, что у Маши с вашим героем ничего не получится. А как вы думаете — получится?
— Мы планировали, что у них произойдет ровно через неделю, через две недели и через месяц. Потом дошли до года и до двух, и вот на двух годах мы эту пару разъединили.

— Почему? По политическим, мировоззренческим позициям?
— По политическим? Вы на полном серьезе это спрашиваете? Пару разъединили по политическим!.. (Смеется.)

— У них друг к другу были вопросы мировоззренческие, классовые, или как их назвать правильно.
— По житейским. Не состыковались у нас эти два мира. Опять же, это надо долго рассказывать его биографию, и на самом деле никакой сказки там не произошло. Многие увидели один финал: что он ушел с работы, — но не заметили, что он стал губернатором. Это такая точная характеристика этого героя.

— Его понизили или повысили?
— Повысили.

— То есть еще многое скрыто от зрителя — что у него произошло за дверями высокого кабинета, куда он вошел, как героиня Фассбиндера к Гитлеру.
— Да, его-то жизнь не изменилась и его приоритеты. Поэтому мы и дали им всего два года совместной жизни.

— Еще вопрос, — если не хотите, не отвечайте. Я слышала слух о том, что, может быть, вас выберут следующим председателем Союза кинематографистов.
— Может быть. Может, и выберут. Только я откажусь.

— Из-за отца?
— Я вступил в Союз кинематографистов из-за травли Никиты Сергеича. Только из-за этого. Я его как поддерживал, так и буду поддерживать всю жизнь. Потому что это к кинематографу не имеет никакого отношения. Это моя позиция как мужчины. Я бы не хотел возглавлять ничего, я бы хотел работать, заниматься своим делом. А эти слухи ходят, упорные, уже не один месяц и год. Я не хочу возглавлять никакой Союз кинематографистов. У меня свой «союз» вот такой вот — и в нем примерно такое же количество людей.

— Последний вопрос, итоговый. Как вам кажется, в последнее время в отношениях интеллигенции и власти что-нибудь меняется?
— Не-а.

OpenSpace

Полезная ссылка

Американский ситком «Новенькая» рассказывает об истории очаровательной девушки Джесс, которая после тяжелого разрыва со своим молодым человеком переезжает в новую квартиру, в которой обитют трое одиноких парней. Премьера сериала состоялась осенью 2011 года. Второй сезон ожидается зрителями с большим нетерпением. Сериал Новенькая смотреть онлайн можно на сайте www.newgirltv.net.

Другие материалы

Рубрики: Интервью | Новые роли «Островитян»

Страницы: 1 2




Отзывов пока нет.

К сожалению, комментарии закрыты.