5,212 просмотров

Василий Степанов в программе «Попутчики»


АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: А что было сложным тогда? Именно восприятие. Не прыгнуть, да? Что было сложным? Что вы не принимали в Каммерере, в том, который был в сценарии?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну, наверное, его совершение поступков. Вот совершение некоторых поступков, конечно, было сложно принять, и я не понимал.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Ну, кроме болвана, да? Это же роль еще и романтического героя, героя самого красивого человека на земле.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну, мне кажется, он не болван, понимаете?..

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Я задел. Попал, да? Я попал, да?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Нет-нет. Ну, что значит тоже болван, понимаете?

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну, дурак, как говорит (НЕРАЗБОРЧИВО). Дурак какой-то. И кончится ровно также, да? Что ему странник скажет – не будем рассказывать, да? Но те, кто читал.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Убийца – аптекарь.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Да-да-да.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Нет, насколько льстило самолюбие играть такого, самого красивого человека планеты? Он же по книге именно такой – самый замечательный.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну он идеальный, да – это правда, как бы. Идеалист. Ну, какого было играть? Понимаете, ну, каково было играть человеку, который попадает в кино впервые?

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Вот мне это интересно.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Естественно, безумно интересно. Естественно, абсолютно непривычно и необычно.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Я даже не про само кино, а про антураж вокруг. Вот сейчас ты гуляешь по Москве, да? Куча афиш, где ты такой весь…

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: Я тебе больше скажу: я сегодня книжку уже видел «Обитаемый остров» с лицом.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: И тоже с лицом Василия? Ну вот, тем более. То есть, конечно, каково чувствовать себя таким мегакрасавцем, который эталонный? Или тебе не привыкать?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну что значит чувствовать себя мегакрасавцем? Я вот хожу сейчас по улице, и я понимаю, что в большей степени, ну, не то чтобы… Я стараюсь не обращать на это сейчас внимание. Сейчас я ставлю для себя другие приоритеты.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Окей. Мы вернемся в поезд.

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: Нас прерывают из Москвы из-за экстренного выпуска новостей, и мы вернемся через какое-то время.

НОВОСТИ

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: И мы вновь здесь. Если мы правильно понимаем, то мы снова в прямом эфире. Радио «Эхо Москвы», программа «Попутчики». Дмитрий Борисов, Александр Плющев и Алексей Венедиктов с нами сегодня.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Но он не ответил на мой вопрос.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Василий Степанов – это он.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Василий Степанов не ответил на мой вопрос. Когда я говорил о Макбетах и Гамлетах, да? Я же говорил о том, что приходится иногда играть героев, которые, как бы, совпадают с внутренней сущностью – я не знаю, это легче или труднее. А приходится иногда играть героев, которые не совпадают с внутренней сущностью. Не по ситуации, а вообще – неприятен, противен, неудобен. Просто неудобен, да? У всех одни и те же проблемы: у великих актеров и актрис, у начинающих – у всех одно и то же. Вот я хотел задать вопрос: вот Каммерер – он неудобен, противен? Или он ты? Вот об этом был мой вопрос. Вот твоя первая роль – это человек, когда ты его кожу на себя натянул и все или тебе пришлось что-то подправлять и вправлять?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Понимаете, в большей степени я, честно скажу, что, наверное, Каммерер в большей степени – это я, наверное.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: А если бы предложили сыграть ротмистра Чачу? Сыграл бы?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну, не знаю. Надо было попробовать. Может быть, сыграл бы.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вот я об этом, да.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: А о чем, о чем?

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: А как ты вообще попал на роль? Как происходил кастинг? Как пригласили?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: А о чем вы? Я просто не понял, вы так «вот я о чем»…

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо-хорошо. Я догоню потом. Ответь Саше – я догоню.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Как кастинг проходил? – спрашивает Александр.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо. Это называется перекрестный допрос. Понимаешь, его плохо допрашивали в гвардии. Вот здесь надо было. А там что? (все смеются)

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: Извини, попал.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Вас – трое, а я один. Конечно, вам как бы…

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну ничего. Банду Крысолова разогнал голыми руками.

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: Кричи – не кричи, никто тебя здесь не услышит. (смеется)

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Нет, я кричать не буду.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Да. Ну, давай про кастинг, действительно.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Давайте про кастинг. Ну как кастинг проходил? Понимаете, искали главного героя. Понимаете, не могли найти очень долго, и обязательным условием было, чтобы это было новое лицо. И так сложилось, что я был на прослушивании в одном из театральных институтов, и познакомился с человеком, который занимался кастингом на проекте, – Павел Копылевич, есть такой. Он занимался кастингом, подбором актеров на весь этот проект, который сказал, что такой проект, что такой режиссер Федор Сергеевич Бондарчук будет снимать фантастический фильм, что не могут найти главного героя. И пригласил меня на кастинг. Мне прислали сценарий, мне прислали сцену, которую необходимо было выучить.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вот интересно, с какой сценой?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Сцена на крыше и финальная сцена со Странником. И я пришел. Познакомился с Федором Сергеевичем Бондарчуком, и вот…

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Легенда гласит, что он даже не просил ничего говорить. Он просто увидел лицо и сказал: «Вот, это он».

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну, это легенда гласит. Но все равно пробы были.

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: Сказать пришлось.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну, сказать пришлось. Да. Сказать пришлось.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: +7 985 970-45-45 – там, как ни странно, у нас на SMS больше позитивных откликов. Хотя у нас в интернете больше негативных.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Проголосуем. Проголосуй. Проголосуй из тех, кто смотрел. Скорее понравилось или не понравилось?

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Ну, мы технически сейчас подготовим эту часть и обязательно устроим.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Тоже проблема. Я вернусь к Чаче. В чем был мой вопрос? Мой вопрос был в том, что, когда первая роль, то попадание в образ – вот, если я такой как Максим, я так бы реагировал как Максим, приблизительно, да? – а могли сделать ротмистром Чачей, который, может быть, другой. Вернее, скорее, совсем другой, чем Максим, да? Это был бы тогда для молодого актера испытанием, как прикинуться Чачей.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Я понял вопрос. Просто я, когда прочел сценарий. Вот я читал сценарий, и честно, мне сам персонаж Максима дико понравился. Ну вот, понравился, и я что-то чувствовал, понимаете? Были моменты, когда я читал, был мороз по коже. Были какие-то такие ситуации, которые я понимал, что, в принципе, если утвердят, я, наверное, справился бы.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Особенно когда дочитал до слов дурак-сопляк, да? (смеется)

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну, Бог с ним. Все равно…

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Не-не-не, не Бог с ним. Не Бог с ним. Важно.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну, понятно, что дурак, сопляк, все.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Не-не, важно, важно. Он же сначала зрителем воспринимается как герой. Да? Он герой! Смотрите, он герой, герой! А потом – ба-бах! Чего натворил-то?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну, тоже разные ситуации в этом, как бы есть. Разные мнения на этот счет. Тоже Странник сидел спокойно себе комфортно, понимаете, на насиженном месте. А появился какой-то мальчик, который в какой-то момент, может быть, он посчитал, что будет метить на его место и будет пытаться занять его место, поэтому тут ситуация, как бы, двоякая, мне кажется.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Жалко, Серебрякова не позвали.

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: Можно я…

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Вы меня не пугайте, пожалуйста.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Да-да-да-да-да. (смеется)

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: Можно я как человек, не смотревший фильм, отвлекусь от фильма. Меня вот что зацепило. Что Василий прочитал непосредственно после получения роли, утверждения на роль, прочитал роман. В нашем поколении все-таки было все совсем по-иному: мы мальчишками еще читали. Я почему не помню? Я очень давно прочитал, я сейчас перечитываю. И очень давно, там, 20 лет назад это было. Что вы сейчас читаете в детстве такого, что интереснее или доступнее, или легче, или вам, я не знаю…

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну, он с позиции пожилого возраста своего.

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: Своего, конечно. Что сейчас читают? Что вы такого читали, что опередило Стругацких? Для меня это нонсенс.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Что значит «опередило Стругацких»? Никто же не говорит, что что-то опередило кого-то, понимаете? Просто надо понимать, что сейчас очень много зрительной информации, да? Это телевизор, который, в принципе, дает много, скажем, информации абсолютно разной, и ты в принципе выбираешь то, что тебе кажется в какой-то степени ближе или понятнее. Плюс были учителя, педагоги, которые рассказывали, да? Потому что я понимаю, что в принципе есть модель государства, она определенная. Понятно, она может меняться так или так, но с любой стороны модель остается моделью, определенной. Ну, не знаю. Сложно тут вот. Вы мне такие вопросы задаете.

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: Самый обычный вопрос: чего читал в детстве? и все! Что читал в детстве?

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Я прячусь в углу просто купе, потому что отношусь практически к тому же поколению.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вот я бы сказал, Саша, строчкой из романа. «Вот потому-то ты и бригадир, а я у себя команда». (все смеются). Сцена допроса, кстати.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Да. Допрос для Василия получился.

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: Вроде бы мы можем проголосовать, насколько я понимаю. Давайте попробуем. Это впервые в нашей программе. Из тех, кто посмотрел фильм…

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Из тех, кто посмотрел. Единственная просьба: не из тех, кто слушал, кто читал роман, читал ли рецензию тоже. А я могу звонить или нет? (смеется)

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: Если фильм понравился, 660-06-64. Если фильм не понравился, 660-06-65.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Давай еще раз. Если вам понравился фильм «Обитаемый остров», то московский номер 660-06-64. Если не понравился категорически, 660-06-65. А потом посмотрим.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Голосование началось.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Началось, еще идет.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Да, вы можете смотреть, Василий. Там видно.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Я вижу, смотрю – вижу.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: У него хорошее зрение, да? Это тоже, видимо…

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Надо было спрашивать другое: понравился ли вам Василий Степанов в фильме «Обитаемый остров»?

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: И это тоже можно проголосовать. А девушки – туда, а мальчики – сюда. Не надо, действительно.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: У нас у купе тут очередь уже из поклонниц выстроилась, которая потом заставит…

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, мешает уже жить, Вась?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Нет, не мешает. Потому что, я говорю еще раз, я на улицу не хожу особо…

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну, все равно: ну, ты ходишь там, в кафе Макдональдс, я не знаю. Узнают – не узнают?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Вы знаете, нет, не узнают. Ну, либо узнают, либо оборачиваются как бы так.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну так, оборачиваются. Ну, и слава Богу. Пока живой. Это еще пока не в большом прокате. Вот сейчас пошло.

ДМИТРИЙ БОРИСОВ: Ну, другой же образ в жизни. Я, может быть, смотрю, вчера еще посмотрел – может быть, в жизни и не узнал. Я бы подумал, что кто-то очень похожий. Там же кудри, там же очень все сделано, а в жизни все как-то человеческое.

АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: А мне кажется, прокат – ничто по сравнению с трейлером по телевизору по большим каналам. Ну, для известности.

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Чего родные говорят?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну, родные, конечно, рады. Безусловно, понравилось, потому что…

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Нет, сам факт работы. А фильм посмотрев, что говорят?

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ: Ну, говорят, что это тяжелый труд, что это непросто все.

Другие материалы

Рубрики: Интервью

Страницы: 1 2 3 4



Обсуждение
Отзыв Виктория 28 января 2009

видела я Василия, очень необычная внешность))
даже произошел один случай)

Ваш отзыв

Я не робот.