6,976 просмотров

Сценарий 1 часть

Марина и Сергей Дяченко
ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ
Сценарий художественного фильма
по одноименному роману А. и Б. Стругацких

ПРЕДИСЛОВИЕ К СЦЕНАРИЮ

Предлагаем вниманию наших читателей сценарий фильма «Обитаемый остров», снятого Федором Бондарчуком и вышедшего на экраны в 2008/2009 году. Мы благодарны продюсерам Александру Роднянскому и Сергею Мелькумову за возможность работать над этим проектом. Нам дорога оценка Бориса Стругацкого, который назвал фильм одной из лучших экранизаций прозы братьев Стругацких.
В одном из интервью Борис Натанович сказал:

«Сценарий писали супруги Дяченко. Они со мной не советовались, но в этом и нужды не было. Они прекрасные писатели и высококвалифицированные читатели… Роман они прочитали внимательно и сюжет на экран перенесли бережно и точно. Отклонений от текста — минимум. Я думаю, что поклонники творчества Стругацких должны, наконец, остаться довольны».

В процессе работы над сценарием было написано много вариантов. Вы имеете возможность прочитать последний из них, то есть тот, что лег в основу фильма.

ФИЛЬМ ПЕРВЫЙ

Космический корабль над чужой планетой. Четыре естественных спутника — «луны». Свет чужой звезды — местного «солнца».
В переговорном устройстве звучат голоса.

ГОЛОС БАБУШКИ. Максик, ты где?
ГОЛОС МАКСИМА. Да вот, только из прыжка вышел… Вижу планету. По моему, ее нет в реестре.
ГОЛОС БАБУШКИ (язвительно). Новую открыл, вундеркинд, умничка… Университет уже раздумал оканчивать? Что, четыре года учебы — собачке под хвост?
ГОЛОС МАКСИМА (оправдывается). Ну почему раздумал? Я вернусь через пару дней…
ГОЛОС БАБУШКИ. Уже сколько раз ты говорил «пару дней»? Ты заигрался, по моему, в космического волка! Тебе двадцать лет или двенадцать?
ГОЛОС МАКСИМА. В двенадцать лет люди не занимаются свободным поиском.
ГОЛОС БАБУШКИ. В двадцать УЖЕ не занимаются! Это не занятие для серьезного человека… Я все думала, что ты перерастешь… Скоро сессия, ты все провалишь, мать волнуется, отец… Ты звонил отцу?
ГОЛОС МАКСИМА. Позвоню.

Корабль тем временем снижается над планетой — полностью покрытой живописными облаками. Медленно облетает планету по орбите. Утопает в плотных облаках.

ГОЛОС БАБУШКИ. Тебе Дженни звонила три раза. Задурил девочке голову и смылся.
МАКСИМ (возмущенно). Ну ба, что ты говоришь!
ГОЛОС БАБУШКИ. Значит, так, во первых, позвони отцу. он нервничает, что ты не готовишься к экзаменам. Во вторых…

Корабль содрогается от взрыва.

* * *

Космический корабль терпит крушение.
Врывается в плотные слои атмосферы. Окутанный пламенем, опускается все ниже, несется над поверхностью планеты, тормозит… Его заносит…
В последний момент подключаются резервные посадочные двигатели. Корабль совершает аварийную посадку.

* * *

Рубка корабля. Мало помалу восстанавливается освещение. В пилотском кресле Максим — парень двадцати лет, загорелый, крупный, атлетически сложенный. Из одежды на нем только серебристые короткие шорты. Он не то чтобы напуган — несколько ошарашен случившейся катастрофой.
Перед ним — приборная панель. Экран компьютера, сбоку на цветных кнопках — какие то схемы распечатки, пилотское удостоверение Максима, две фотографии: на одной Максим с друзьями. На другой мужчина и женщина лет под пятьдесят смеются, обняв друг друга за плечи, — отец и мать. Фото бабушки. Дедушки. Еще одной бабушки. Рубка уютная, обжитая — кусочек дома. Над пилотским креслом болтается собачка на пружинке. Максим трогает ее пальцем. Включает экран. Перед ним анимированная компьютерная схема: отчет о повреждениях корабля. Вмятины в обшивке, повреждены некоторые узлы. Экран мигает: компьютер слегка сбоит. Максим переключает картинку: отчет о повреждениях корабля сменяется таким же зримым отчетом о начале ремонта. Появляется шкала линейка: как всегда, когда компьютер выполняет какой то процесс. До конца ремонта остается всего несколько минут.
Максим облегченно потягивается в кресле.

* * *

Максим опасливо выглядывает из приоткрытого люка. Втягивает в себя воздух — сперва осторожно, потом уверенно. Морщится от вони.
Корабль стоит в воронке — земля потрескалась от высокой температуры, песок застыл стеклом. Максим удрученно вздыхает: да, насвинячил… Осторожно ступая по горячей земле, поднимается вверх, на гребень, и перед ним раскрывается потрясающей красоты местность: леса, холмы, неподалеку речка течет. Солнца не видно — все небо матово светится. Теней, естественно, нет.
Все залито однородным мягким светом.
Максим глубоко вдыхает запах чужой планеты. Улыбается. Бежит к реке, Как беспечный дачник. На ходу врывается в воду… И сразу же выскакивает обратно, с отвращением отряхиваясь. Вода — оказывается — покрыта неприятной пленкой, она странного цвета, нечистая. Максим снимает с тела какие то приставшие ошметки, срывает пучок травы, чтобы вытереться, — трава расползается в ладони, будто комок гнили. Максим, гадливо морщась, вытирает руки о шорты. Оглядывается — роскошная фантастическая природа, с виду все так заманчиво… Максим сокрушенно качает головой, поворачивается, чтобы идти к кораблю, в этот момент гремит взрыв. Максима взрывной волной сбивает с ног, но он тут же вскакивает, бежит на холм… На месте корабля — столб огня великолепной красоты, сыплющий багровыми и зелеными искрами. В небо гигантским штопором уходит дым. Максим прикрывает лицо от жара, пятится, отступает… Через несколько секунд срабатывает противопожарное устройство, и закопченные оплавившиеся баллоны заливают огонь пирофагом. От корабля остается груда дымящихся обломков, явно не поддающихся восстановлению. Максим смотрит на них, будто не может поверить. Он стоит посреди чужого мира, голый, в одних шортах.

НАЧИНАЮТСЯ ТИТРЫ

Максим идет по чужой планете — через густой, дикий, странный лес. Из под ног у него вырываются не то птицы, не то летучие мыши.
Он идет через топь, над которой поднимаются тучи мошкары. Максим шипит сквозь зубы, сбивает, со звоном расплющивает мошек на голых плечах.
Продирается сквозь кусты. Перелезает через гнилое поваленное дерево. Вброд переходит лужу, полную тухлой воды.
Идет по чужой планете, присматриваясь, принюхиваясь, прислушиваясь — пытаясь понять, куда он попал и кто здесь живет.
В чаще нарастающий треск — там ворочается что то огромное, грузное. Максим настораживается, невольно занимает оборонительную позицию… Треск отдаляется, пока не затихает вовсе.
Максим идет дальше и выходит на дорогу. Это точно дорога, результат человеческой деятельности, бетонка (Максим, чтобы проверить, даже трогает ее руками). Но она очень старая, потрескавшаяся, лес близко подступил к ней с двух сторон и почти накрыл сверху.
Максим, несколько приободрившись, идет по дороге.
В лесу шорох — то здесь, то там. Максим оглядывается. На всякий случай дружелюбно улыбается, разводит руками, всячески демонстрируя добрые намерения.

МАКСИМ. Эй!

В лесу теперь уже блестят глаза. Раздаются голоса — трескучие, нечеловеческие, один спросил, другой ответил, и вот уже целый хор поизносит, скандируя, одно слово…
Максим, старательно улыбаясь, воспроизводит это слово. Хор раздражается непонятной бранью. На дорогу перед Максимом выпрыгивает темная тень. Максим присматривается, улыбка застывает у него на лице: это огромная собака с непропорционально большой головой и круглыми, пристальными, жуткими глазами.

МАКСИМ (как может, доброжелательно, указывая на себя). Максим. Мак сим. Максим!

Собака приподнимает верхнюю губу, обнажая очень острые зубы.

СОБАКА (странно артикулируя). Маххсим.

Максим переводит дыхание, что то хочет еще сказать, но собаки уже нет. Максим таращит глаза — собака пропала, будто растворилась. И голоса стихли. Максим опять один. Оглядывается, ничего не может понять…

ЗАКОНЧИЛИСЬ ТИТРЫ

Темнеет. Из низин выползает туман. Максим идет дальше.
Присматривается — и видит среди чащи огонек. Это костер.
Максим осторожно подходит. Ближе… Еще ближе…
У костра сидит человек. Человек, а не собака. Над огнем кипит в котелке варево, человек мурлычет себе под нос песенку без слов, облегченно вздыхает, улыбается, выходит на освещенное пространство…
Сидящий человек вскакивает. Хватает железную трубу — оружие, направляет Максиму в живот. Он весь порос рыжим волосом, глаза маленькие, голубые, буравящие, очень недобрые и вместе с тем веселые. Он сейчас пристрелит гостя, нет никакого сомнения, палец на курке…
Максим широко, как только может, улыбается. Разводит руками, демонстрируя добрые намерения. Голая кожа блестит в свете костра, блестят белые зубы…
Маленькие глазки рыжего удивленно расширяются.

РЫЖИЙ (потрясенно. Массаракш!

* * *

Утро. Опушка леса. Несколько однотипных строений, прикрытых ветками. Из репродуктора на столбе разливается веселая мелодия.
Перед строениями — что то вроде спортивного городка, полосы препятствий. Идет тренировка: молодые парни в черных комбинезонах прыгают через рвы, подтягиваются, взбираясь на вертикальные стены, подныривают под колючие ограждения. Руководители — такие же парни, только с нашивками на комбинезонах, — покрикивают, подгоняют.
На столбе рядом с громкоговорителем висят большие часы — непривычные для глаз землянина. Под столбом, у входа в канцелярию — часовой с автоматом.
Вдруг тренировка на полосе препятствий приостанавливается: все глядят в одну сторону, кто обалдело, кто с любопытством. От леса приближается странная пара: рыжий, заросший бородой мужик в мешковатом клетчатом комбинезоне конвоирует Максима.
Максим оглядывается. Улыбается. Ни намека на растерянность или страх — одно добродушное любопытство.

* * *

Максим — на стендовом кресле, весь опутанный электродами. В тесной комнате штабной канцелярии кроме него — офицер и врач. Перед врачом — маленький тусклый экран.
За окном переминается с ноги на ногу рыжий, который нашел Максима. Ему любопытно, он украдкой заглядывает в окно.
На площадке за окном все так же идет тренировка.
Врач что то монотонно говорит — язык свистящий и шипящий.
Максим слушает. Напрягается. Комната расплывается у него перед глазами…
На экране из серой мути вдруг проступают обрывки ярких образов — вода, лес, яркое солнце, тени, трава… Но все это сменяет друг друга так быстро, что рассмотреть невозможно.
Врач что то корректирует на приборной панели. На половине фразы чужая речь вдруг становится понятной.

ВРАЧ (раздельно). …Понял меня? Понимаешь меня или нет, массаракш?

Максим сглатывает. Говорит на чужом языке, будто пробуя слова на вкус.

МАКСИМ. А кто такой «Массаракш»?

Офицер смеется, хлопая себя по бокам. Врач даже не улыбается.

ВРАЧ. Имя?
МАКСИМ. Максим Камеррер… С Земли.
ВРАЧ. Задание?
МАКСИМ (с улыбкой). Нет задания. Несчастный… случай.

Максим закрывает глаза, сосредотачивается. На тусклом экране появляется «видеоотчет» о крушении Максима: корабль снижается над планетой, в шлейфе пламени идет на посадку… Его заносит… Включаются аварийные двигатели… Стены корабля становятся прозрачными, видно, что внутри сидит человек, и видно, что это Максим.
Врач поднимает брови. Офицер тоже приник к экрану — смотрит. Рыжий, вытянув шею, заглядывает в окно. На брезгливом лице врача мало помалу проступает интерес.

ВРАЧ. Ого…
МАКСИМ (подбирая слова). Мне нужно встретиться с вашими учеными. Контакт. Несчастный случай. Мне нужна связь.
ВРАЧ. Понимаю. С учеными. Обязательно.

Быстро что то пишет на бумажке, передает офицеру.

* * *

Штабная канцелярия. Писарь за стойкой, перед ним допотопный, огромный, чуть ли не ламповый компьютер.
Напротив сидит Гай Гаал. У ног его — собранный в дорогу вещмешок.

ПИСАРЬ (вполголоса). Как тебя писать? Гал?
ГАЙ. Никак нет. Гаал моя фамилия.
ПИСАРЬ. Жалко. Если бы «Гал» — как раз впечаталось бы в строчку.

Жмет что то на своем ископаемом компьютере. Из щели выползает документ с гербами, штампами и текстом. В этот момент входит офицер. Гай вскакивает по стойке «смирно». Писарь едва приподнимает зад.

ОФИЦЕР. Капрал Варибобу! Проездные документы капрала Гаала готовы?
ПИСАРЬ. Так точно! (Подает офицеру бумагу.)
ОФИЦЕР. Впечатайте сюда подконвойного Мах сима. Капрал Гай Гаал!
ГАЙ. Слушаю, господин ротмистр!
ОФИЦЕР. В столице, прежде чем явиться на новое место службы, доставите подконвойного по адресу, означенному на этом листке.
ГАЙ. Так точно!

Из двери за спиной офицера появляется Максим. Широко улыбается Гаю, писарю; писарь отодвигается назад вместе со стулом. Гай, все еще стоящий по стойке «смирно», глядит на Максима, и готовность служить на его лице сменяется сперва удивлением, а потом растерянностью.
Максим улыбается — огромный, полуголый, белозубый. Гай нервно сглатывает.
Офицер выходит на крыльцо. За ним Гай, сурово хмурясь, выводит Максима, подталкивая в спину стволом автомата. Максим улыбается. Рыжий, который привел его из леса, на всякий случай отступает подальше.
Офицер окидывает взглядом тренировочную площадку…
В этот момент часы, укрепленные на столбе, издают короткий звук. Мелодия из репродуктора сменяется маршем — с половины такта.
Все вокруг неуловимо меняется.
Гай стоит навытяжку, с обожанием смотрит на офицера. А тот, нахмурив брови, вскинув руку, смотрит куда то вдаль, будто видит там наступающие полки. У обоих глаза навыкате. У обоих губы шевелятся, будто они молятся или поют одну и ту же песню:

Боевая гвардия тяжелыми шагами
Идет, сметая крепости, с огнем в очах,
Сверкая боевыми орденами,
Как капли свежей крови сверкают на мечах…

И на тренировочной площадке все изменилось. Парни не оглядываются, не сачкуют, их лица вдруг становятся озверелыми, глаза стеклянными. Они кидаются на линию препятствий, как в последний бой — кричат на бегу… Летит песок… месят грязь сапоги… рты перекошены в крике…
Максим смотрит удивленно. Переводит взгляд…
Рыжий корчится на земле, схватившись за голову, будто от сильной боли. Улыбка соскальзывает с лица Максима…
Офицер, будто опомнившись, вдруг бросается к рыжему, хватает его за шиворот, рывком поднимает и бьет по лицу. Рыжий снова падает.
Максим больше не улыбается. Смотрит, широко раскрыв глаза.

* * *

По склонам холмов, по старой дороге, по серпантину медленно движется поезд. Вагоны, похожие на автобусы, сцеплены друг с другом и приводятся в движение огромным тягачом. На каждом вагоне по два три этажа, в зависимости от класса: люди сидят внутри и на крышах, вещи — тюки, корзины — свисают с бортов, странно, как эти вагоны не переворачиваются… В вагонах третьего класса полно женщин и детей.
Максим и его молодой конвоир едут с подобием комфорта — сидят у окна лицом друг к другу, между ними — узкий столик, разрисованный грубыми картинками, изрезанный ножом. Максим во все глаза смотрит в окно, на открывающийся мир. Это мир былого величия, разрушенного почти полностью. Повсюду — следы большой войны. Грандиозные развалины — убогие новостройки — серые поля, закопченные станции — роскошные многоэтажные виллы причудливой архитектуры… Тощие оборванные женщины провожают поезд запавшими тоскливыми глазами…
Поезд проезжает мимо высокой башни странной конструкции.

МАКСИМ (улыбаясь). Гай… Что это?

Указывает на башню.

ГАЙ. Башня противобаллистической защиты.
МАКСИМ (медленно выговаривая слово). Противобаллистической?

Гай вытаскивает блокнот и карандаш. Все так же снисходительно рисует картинку, как для ребенка: башня. На нее летит ракета. Из башни вырывается луч, ракета взрывается в воздухе.

ГАЙ (указывает на ракету). Это враг. Бабах! (Изображает взрыв, закрывает глаза, как мертвый.) Башня — защищает людей от врагов, от смерти. Понял, дикарь?
МАКСИМ (улыбаясь). Понял…

Гай глядит на него с недоверием. Поджимает губы. Хмурится. Подтягивает к себе оружие. Смотрит на Максима с неожиданной неприязнью.

ГАЙ (сквозь зубы). Понятливый…

Он еще что то хочет сказать, но в этот момент башня противобаллистической защиты взрывается у самого основания и раскалывается надвое. Верхний ее обломок, накренившись, на секунду замирает в воздухе — и валится прямо на поезд.

ГАЙ. Выродки! Это выродки!

Тяжелая ржавая арматурина проламывает вагон и падает на стол, как раз между Максимом и Гаем. Стол сминается. Максим успевает отскочить, а Гай оказывается в ловушке.
Дым. Вагон автобус загорелся. Гай рвется — но столом ему так прижало ноги, что он не может сдвинуться с места. Пытается разогнуть покореженное железо, но это ему не под силу. В поезде паника, крики, вертятся в воздухе колеса, все ярче разгорается огонь, кто может, спасается, кто не может — тщетно зовет на помощь…
Купе, в котором ехали Гай и Максим, уже с одной стороны горит. Гай в отчаянии смотрит на Максима…
У Максима в руках — оружие Гая. Гай смотрит уже со смертельной тоской…
Максим кидается на него — Гай рефлекторно отшатывается. Максим с натугой оттаскивает арматурину, крякнув, разгибает помятый стол, хватает Гая за шиворот и вытаскивает из купе. На ходу отдает ему его оружие; через секунду весь их вагон уже охвачен огнем.
Вокруг творится страшное — башня примяла вагон, многие оказались в ловушке, в пожаре. Максим, не оглядываясь на Гая, кидается на помощь женщинам и детям. Вырывает людей прямо из огня. Гай рядом, помогает, подхватывает на руки какую то девочку; появляется пожарная машина, ревет сирена, хлещут струи пены…

* * *

Пассажиры поезда, оставшиеся в живых, стоят и смотрят на обломки поезда. Максим больше не улыбается. Перепачканный сажей Гай смотрит на него по другому — с удивлением. С робостью. Снизу вверх.

ГАЙ. Массаракш… Это выродки.
МАКСИМ (переводит взгляд на развалины башни). Выродки?
ГАЙ (сквозь зубы). Выродки. Вот ублюдки, массаракш!
МАКСИМ (серьезно). Массаракш.

* * *

Максим и Гай идут по дороге пешком. Поднимаются на холм, увенчанный циклопическим монументом.
Перед ними открывается панорама мегаполиса. Надо всем возвышается небоскреб — здание департамента информации.
Панорама со шпиля небоскреба на площадь. Максим и Гай входят в здание.

* * *

Вестибюль большого служебного помещения. Много людей, лифты, строжайшая пропускная система. Гай предъявляет документы; вместе с Максимом они проходят металлоискатель, рентген контроль, их обнюхивает специальное служебное животное, отдаленно похожее на собаку.
Наконец, в кабинете со стеклянными стенами Гай передает Максима желтолицему чиновнику с бэджем на тонкой шее. Гай и чиновник по очереди подписывают разноцветные карточки. Девица в толстых очках ставит на них штампы разной формы, рвет напополам, пропускает через какое то устройство и снова дает на подпись. Максим осматривается: он воодушевлен, он даже доволен, в отличие от Гая, — как будто эта суета, этот зал и это помещение сулят ему благоприятные перемены в судьбе. Улыбается желтолицему чиновнику, хотя тот на него даже не смотрит.

ЧИНОВНИК. Спасибо, капрал. Принято.
ГАЙ (Максиму). Ну… Прощай, дикарь.
МАКСИМ (удивленно). Почему «прощай»?

Чиновник уводит его к лифтам. Максим не сопротивляется, только недоуменно оглядывается на Гая через плечо.
Закрываются створки лифта; Максим видит Гая в последний раз.
На табло мелькают цифры: 10, 20, 50… 105, 106…
Гай стоит и смотрит вслед странному человеку, который спас ему жизнь и которого теперь увели непонятно куда.

* * *

Гай выходит из здания. Поднимает голову…
Следуя за его взглядом, камера стремительно несется вдоль застекленных этажей небоскреба и под самой крышей проникает в венчающее здание куполообразное помещение лаборатории. Массивный, похожий на бегемота мужчина разворачивается на винтовом кресле и оценивающе смотрит на Максима.

БЕГЕМОТ (желтолицему). Готовьте стенд.

* * *

Ворота Департамента специальных исследований. Поднимается шлагбаум. Под арку с эмблемой департамента въезжает машина Фанка.
Фанк — невысокий, грузный, с квадратным шелушащимся лицом, говорит по рации — огромная трубка с антенной.

ФАНК. Вы меня звали, Странник?

Машина останавливается перед зданием.
СТРАННИК (голос в трубке). Да, Фанк. На южной границе поймали дикаря. Он сейчас в департаменте информации. Мне надо получить его — обязательно живым.

Фанк идет через лабораторию, где в застекленных отсеках люди в белых, синих, зеленых халатах с шевронами на рукавах работают за разнообразными приборами. Подрагивают биопрепараты в прозрачных емкостях. Атмосфера творческая — и одновременно жутковатая.

ФАНК. Мутант?

Фанк поднимается по лестнице. Входит в приемную — она нависает над лабораторией, как наблюдательный пункт.

СТРАННИК. Да. Очень интересный материал.

Кивнув секретарю, Фанк проходит в кабинет. Странник — тощий, лысый, жесткий человек — сидит за рабочим столом.

СТРАННИК (продолжая телефонный разговор «вживую»). Поезжайте и привезите его — прямо сейчас. Успеете?

Протягивает Фанку бумагу с печатями. Тот пробегает ее глазами.

ФАНК (быстро смотрит на часы). Да, Странник. Успею.

На часах — без десяти восемь.

СТРАННИК. На всякий случай возьмите мой жетон.

Передает Фанку золотой правительственный жетон с гербом и выгравированным номером.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7



Свежая информация дачный ответ тут.