7,377 просмотров

Сценарий 2 часть

* * *

Кабинет государственного прокурора. На экране компьютера — дело Максима. Прокурор разминает лицо, трет покрасневшие глаза.
Мелькают текст и картинки: фотография Рады. Фотография Гая. Ротмистр Чачу… Документальный материал: фильм, снятый с верхушки башни… Графики. Фотография серебристых трусов крупным планом.

ПРОКУРОР. Да что мне все время эти трусы… Стоп.

Пролистывает страницы назад. Открывает фотографию Рады. Проглядывает текст. Увеличивает фотографию: Рада крупным планом.

ПРОКУРОР. Вот как ты держишься за эту самочку, Мак Сим…

Нажимает кнопку переговорного устройства.

ГОЛОС РЕФЕРЕНТА. Я слушаю, ваше превосходительство.
ПРОКУРОР. Запишите имя: Рада Гаал.

* * *

Та же комната, где происходило собрание мутантов. Бошку раздувает угли в печурке. Принц Герцог прохаживается по комнате. Максим и Гай сидят на полу.

ПРИНЦ ГЕРЦОГ. Во первых, я не советую вам углубляться в пустыню. Ничего подходящего вы там для себя не найдете. Может быть, стоит, по совету Колдуна, установить контакт с островитянами…
МАКСИМ. Островная империя… Вы слыхали о белых субмаринах? Нет? А я слыхал, и Гай вот слыхал… Спасибо, принц герцог, вы очень помогли нам. Пойдем, Гай.

Максим поднимается. Гай с неохотой идет за ним. Выходят на площадь. Колышется желтое марево среди развалин.

ГАЙ (себе под нос). Вот так я полжизни был марионеткой… А вторую половину придется быть бродягой без родины… вообще без всего. Без завтрашнего дня…
МАКСИМ. Держись. Не ной.
ПРИНЦ ГЕРЦОГ. Куда же вы все таки намерены идти, Мак?
МАКСИМ (оборачиваясь). К морю. Далеко отсюда море?
ПРИНЦ ГЕРЦОГ (раздумывая). Триста километров… Через очень зараженные места… Слушайте, а может быть, сделаем так?

* * *

Самолет в просевшем ангаре — поистине чудовищная машина. Ребристое узкое тело, длинное, как улица, изукрашено многочисленными золотыми эмблемами. Грозно и величественно простираются исполинские крылья. Шесть огромных пропеллеров почти касаются лопастями земли.
Гай смотрит на самолет, потрясенный, разинув рот.

МАКСИМ. Ну и сундук… Извините, принц герцог. Это у меня… вырвалось.

Принц герцог и Гай глядят на Максима возмущенно.

ПРИНЦ ГЕРЦОГ (сухо). Это «Горный Орел». Личный Его Императорского Высочества Принца Кирну Четырех Золотых Знамен Именной Бомбовоз «Горный Орел»… Солдат, помнится, наизусть заставляли зубрить… Рядовой такой то! Проименуй личный бомбовоз его императорского высочества! И тот, бывало, именует…

Максим идет вдоль самолета. Бомбовоз стоит на трех колесах в несколько человеческих ростов каждое. Хвост этажерчатый. Кабина блестит стеклом, к ней ведет серебристая ниточка легкой алюминиевой лестницы. Это настоящий символ старой империи.

ПРИНЦ ГЕРЦОГ. Я сначала хотел на нем эвакуировать раненых, но их было слишком много. Потом, когда все раненые умерли… (Вздыхает.) Берите его себе, голубчик. Летите. Горючего здесь хватит на полмира.
МАКСИМ. Спасибо. Спасибо, принц герцог. Я вас никогда не забуду.
ПРИНЦ ГЕРЦОГ. Да что ж — меня. Не ради себя даю… А вот если удастся вам, голубчик, что нибудь, вы этих вот не забудьте.
МАКСИМ. Удастся, массаракш! И я никого никогда не забуду.

* * *

Максим и Гай в кабине. Гай, пристегнутый к креслу ремнем, держит автомат между коленями, вертит головой — он восхищен и растерян. И несколько трусит.
Максим быстро и уверенно осваивается с управлением.
Загораются циферблаты на пультах, раздается треск, громовые выхлопы, кабина дрожит мелкой дрожью. Принц герцог далеко внизу, среди полегших кустов и струящейся травы, хватается за шляпу и пятится. Лопасти гигантских пропеллеров сливаются в огромные мутные круги. Бомбовоз разбегается по полю… Взлетает.
Из зарослей его провожают взглядами две «собаки» с огромными головами. Переглядываются.
Принц герцог смотрит вслед, прижимая к груди свою шляпу.
Смотрят из развалин мутанты… Разевают рты. Невиданное зрелище!
В кабине все ревет, сверкает и трясется. Гай в первый раз в жизни поднялся в воздух. Он смотрит на быстро уходящую вниз землю… На облака вокруг…
Переводит восторженный взгляд на Максима. Тот сидит в небрежной позе, ведет машину одной рукой, глаза прищурены, губы наморщены, будто он посвистывает. Восторг на лице Гая сменяется обожанием.
«Горный Орел», сверкая всеми своими эмблемами, величественно плывет над верхушками леса. Внизу видны ниточки дорог… какие то строения…
Гай смотрит вниз и опять на Максима — как на божество. Максим, почувствовав его взгляд, оборачивается — и улыбается ему. Гай со слезами на глазах хватает его руку, лежащую на подлокотнике, и приникает к ней в поцелуе.
Максим выдергивает руку. Он больше не улыбается.

МАКСИМ. Сдурел?!

Гай, не в силах вымолвить и слова, качает головой. Смотрит на Максима с обожанием. По щекам катятся слезы.

МАКСИМ. Ты что? Что с тобой происходит?!
ГАЙ. Ничего. Я хочу умереть за тебя, прикажи что нибудь. Хочешь, я прыгну с бомбой?
МАКСИМ (в ужасе). Заткнись!

Гай судорожно сжимает губы, восторг распирает его изнутри, но он не смеет нарушить приказа. Максим резко разворачивает самолет… Одно крыло поднимается почти в зенит, другое опускается, становятся видны очертания башни…
Самолет уходит от башни прочь. Гай задыхается. Рвет на себе ворот комбинезона. Кашляет. Максим ведет самолет — у него хмурое, жесткое лицо.

ГАЙ. Я… что то не то… сделал?
МАКСИМ (нехотя). Это я. Взял слишком к северу. Мы попали под лучевой удар.

Гай осознает. Втягивает голову в плечи.

ГАЙ. Я… орал гимн?
МАКСИМ. Хуже.

Гай отворачивается, ему очень неловко. Смотрит вниз — там ползет будто лоскутное одеяло, и еще была видна река, тусклая металлическая змейка, исчезающая в туманной дымке далеко впереди…
Самолет вдруг сильно вздрагивает. В белесом небе расплываются угольно черные пятна.

ГАЙ. Что это?

Над верхушками леса вспучивается грузная желтоватая куча. Это дым. В недрах кучи — вспышка, из нее вырывается вверх длинное черное тело, и в ту же секунду горизонт вдруг наклоняется, встает стеной, и Гай впивается в подлокотники.

МАКСИМ. Массаракш! Вот что это! Ах я, дурак!

Горизонт снова выравнивается. Прямо по курсу над лесом поднимается фонтан разноцветных брызг, снова горой вспучивается желтое облако. Вспыхивает огонь, длинное черное тело поднимается в небо и лопается ослепительно белым шаром. Белый шар меркнет, наливается черным и расплылся гигантской кляксой.
Самолет падает. Гай широко раскрывает рот, хватая воздух. Рваный черный дым скользит навстречу и в стороны. Лес под крыльями совсем близко. Стучит пулемет, в борту появляются одна за другой пробоины…
Бомбовоз трясется и валится, и опять выравнивается. Двигатели смолкают, наступает свистящая тишина — свистит ветер, врываясь сквозь пробоины.
Максим держится за рычаг обеими руками. Поглядывает то на приборы, то вперед. Гай оглядывается на крыло — крыло горит.

ГАЙ. Пожар!

Он пытается вскочить, но ремни не пускают.

МАКСИМ (сквозь зубы). Сиди спокойно.
ГАЙ. Крыло же горит!
МАКСИМ. А я что могу сделать?

Бомбовоз летит совсем низко. Впереди поднимается море.

МАКСИМ. Не дергайся. Держись крепче… Сейчас…

Удар. Хруст. Ужасающее шипение. Опять удар. И еще удар. Гай вопит от ужаса. Все трещит и ломается, горит и шипит кипящей водой. Потом все затихает. В тишине слышится плеск и журчание, что то шипит и потрескивает, пол начинает медленно колыхаться.
Максим, наклонившись над Гаем, расстегивает ему ремни.

МАКСИМ (деловито). Плавать умеешь?

* * *

Край моря. Песчаный пляж. Ленивые волны.
Мокрые Максим и Гай лежат на песке. Смотрят в небо. Там расплываются черные кляксы.

МАКСИМ. Нам повезло. Штук десять выпущено было… Ракет. Двадцать лет они ждали, пока мы пролетим, — дождались… И как только я не подумал!
ГАЙ (ворчливо). Спасибо, конечно, принц герцог, но лучше летали бы вы на своем бомбовозе сами…

Поднявшись на локте, он оглядывается на море. «Горный Орел» метрах в ста от берега почти совсем затонул, изломанный этажерчатый хвост его жалко торчит из воды.

ГАЙ. Как я понимаю, до Островной империи нам теперь не добраться. Что делать будем?

Максим легко поднимается.

МАКСИМ. Пошли.

Гай покорно встает и закидывает на спину автомат.

* * *

Город. Ночь.
Рада выходит из кафе, где она работает, где они встретились с Максимом. Закрывает дверь, за которой смех, музыка, голоса подвыпивших людей.
Моросит дождик. Рада идет тем самым маршрутом, по которому ее провожал Максим. Идет, глубоко засунув руки в карманы, втянув голову в плечи. Беззвучно шевелит губами.
Впереди — подворотня. Рада замедляет шаг. Останавливается.
Фонарь у входа в подворотню не горит. Рада оглядывается…
Улица пустынна. Сзади приближается смутный мужской силуэт, виден огонек сигареты.
Рада решается. Идет вперед.
У входа в подворотню стоит еще один мужчина и тоже курит. Рада проходит мимо. Как только она углубляется в подворотню — мужчина бросает окурок и идет за ней.
Рада идет по грязному тоннелю подворотни. Ее шаги эхом отдаются от стен. Она нервничает. Шарахается от мусорного бака. Из под ног вылетает тень — Рада отпрыгивает. Это просто кошка. Рада переводит дух. Озирается назад…
Ее догоняют двое. Идут неторопливо, но уверенно. Все повторяется, как в страшном сне, только теперь Максима рядом нет…
Она кидается вперед. Почти бежит. В темноте спотыкается. Выход из подворотни — вот он, совсем рядом, там светит фонарь…
Рада вырывается под его свет. Из за угла выезжает гвардейская машина. Рада кидается ей навстречу.

РАДА. Помогите! Помогите!

Гвардейская машина останавливается. Одновременно раскрываются двери, справа и слева от Рады оказывается по гвардейцу.
Она оборачивается — в подворотне пусто, тени растаяли.
Перед ней останавливается ротмистр. Блестят нашивки под лучами фонаря.

РОТМИСТР. Госпожа Рада Гаал?
РАДА (растерянно). Да…
РОТМИСТР. Вы задержаны по распоряжению государственной прокуратуры.

Двое берут Раду под локти и мягко, но непреклонно запихивают в машину.

* * *

Максим и Гай бредут вдоль берега, оставляя две цепочки следов.

ГАЙ. А если нас накроет патруль, скажем, будто меня похитили выродки, а ты за ними погнался и отбил меня, блуждали мы с тобой, блуждали по лесу и вот сегодня вышли сюда…
МАКСИМ (без энтузиазма). А что нам это даст?
ГАЙ (рассердившись). А то нам это даст, что нас, по крайней мере, не шлепнут сразу же на месте!
МАКСИМ (мрачно). Ну уж нет, шлепать я себя больше не дам, да и тебя тоже…
ГАЙ. А если танк?
МАКСИМ. А что — танк? Подумаешь, танк…

Идут дальше. Вокруг поднимаются пустые песчаные дюны.

МАКСИМ (задумавшись). А это хорошая мысль. Захватим танк. Слушай, Гай, отличная идея! Смотри, как только они появятся, ты пальни в воздух и веди меня под конвоем прямо к ним. А там уж мое дело. Ты держись в сторонке, не попадись под руку и, главное, больше не стреляй…
ГАЙ (воодушевленно). А тогда давай идти по дюнам, чтобы нас издали было видно!

Они поднимаются на дюны…
И внизу, у берега, в маленькой бухте им открывается белая субмарина — страшная, похожая на тушу двугорбого морского животного.

* * *

Кабинет государственной прокуратуры. На мониторе — документальные кадры штурма башни. Максим бежит с автоматом, стреляет, лицо перекошено. Наезд крупным планом: Максим стреляет, выпучив глаза, оскалив зубы…
В кресле перед столом сидит Рада. Смотрит на монитор, слезы на глазах.

ПРОКУРОР. Ну вот, вы сами видите. Красивого мало, правда?
РАДА. Его обманули. Он… очень добрый человек. Он… может убивать, но только в крайнем случае.
ПРОКУРОР. Знаете, во время оглашения приговора у меня было такое чувство, будто я приговариваю к каторге ребенка. Он похож на ребенка, да? Такой наивный… Доверчивый… Вот вы говорите, добрый, а в чем эта доброта проявляется?
РАДА (подбирает слова). Ну… Он не такой, как мы. Он лучше. Я не знаю, как объяснить. Он… будто человек из другого мира.
ПРОКУРОР. Он в самом деле горец? Он рассказывал вам про горские обычаи, какая там жизнь?
РАДА. Рассказывал. Он очень скучал по дому. Там чистые реки и моря. Не бывает войн.
ПРОКУРОР (скептически). Надо же…
РАДА. И еще он рассказывал про устройство мира. У них в горах считают, что мир устроен наоборот: мы живем не на внутренней поверхности большого шара, а на внешней, и этот шар будто бы плавает в пустоте.
ПРОКУРОР. Массаракш… Вот это и называется мир наизнанку. Очень, очень интересно… С чего бы такому человеку связываться с выродками, валить башни, убивать людей?
РАДА. Они ему наплели, будто башни — это какие то излучатели. А он и поверил. Излучатели, представляете? Это же бред, все сумасшедшие говорят, будто их кто то облучает!
ПРОКУРОР (хмурит брови). В самом деле.
РАДА. Скажите мне, пожалуйста… Он ведь жив, правда?
ПРОКУРОР. Думаю, да. Думаю, у нас есть все основания считать, что он жив. Более того, я думаю, мы с ним скоро увидится: вы, я… Мне ведь тоже очень интересно с ним поговорить. Я хочу, чтобы он и мне рассказал об устройстве мира вот так, наизнанку.

Прокурор улыбается. Рада смотрит на него с надеждой.

ПРОКУРОР. Мне очень надо найти общий язык с этим странным человеком. И вы мне поможете. Ведь поможете?

Рада смотрит на него. Ее робкая ответная улыбка медленно тает.

РАДА. Нет. Я не буду вам помогать.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8



бесплатные игры на телефон скачать