7,342 просмотров

Сценарий 2 часть

* * *

Государственный прокурор в сопровождении свиты идет по лабораториям. Смотрит в микроскоп. Качает головой. Кивает, здороваясь, кого то похлопывает по рукаву, разглядывет с умным видом какие то устройства… Все высматривает кого то, высматривает — и не находит. Референт распахивает очередную дверь… Прокурор видит Максима. Тот сидит на подоконнике и смотрит наружу.

РЕФЕРЕНТ ФАНКА (нервно). Господин Сим, у нас инспекция…

Максим оборачивается. Равнодушно смотрит на прокурора.

ПРОКУРОР (оглядывая лабораторию). Ой как интересно! Ну ка, ну ка… объясните мне, что тут у нас происходит…

Прокурор делает вид, что вид колбы с цветной жидкостью очень его заинтересовал. Отходит к окну, чтобы рассмотреть получше, подзывает за собой Максима.

ПРОКУРОР (улыбаясь). Я знаю, кто вы. Вы беглый каторжник и убийца Мак Сим. Наконец то. Приятно познакомиться. А я… я государственный прокурор.

* * *

Горит огонь в камине.
Государственный прокурор и Максим сидят в уютных креслах уютного кабинета, за низеньким уютным столиком. На столе мерцает в бокалах дорогое вино.

ПРОКУРОР. Я — государственный прокурор, доверенное лицо правительства, допущенное к высшим государственным тайнам… Я предлагаю вам свергнуть Неизвестных Отцов.

Прокурор переводит дух. Максим внимательно на него смотрит. Прокурор залпом осушает свой бокал.

ПРОКУРОР. Я знаю, где находится Центр. Центр сие темы башен. Центр излучателей.

Зрачки Максима расширяются.

ПРОКУРОР (волнуясь). А вы единственный человек, который может этот Центр захватить. Вы проникаете в Центр и прежде всего переключаете всю систему башен на депрессионное поле. Пока вся страна валяется в глубокой депрессии, а выродки валяются в обмороке под лучевым ударом, вы поднимаетесь в радиостудию и ставите на многоцикловую передачу… (Кладет на стол кассету.) Все просто: Неизвестные Отцы преступники, убейте их, спасайте страну… После этого вы снимаете депрессионное поле и становитесь во главе государства. Я остаюсь при вас политическим и экономическим советником… какая у вас политическая программа?
МАКСИМ. Построение справедливого общества на основе гуманности и высокой морали.
ПРОКУРОР (активно кивает). Я согласен! Но это еще не все. Имейте в виду, что, захватывая центр, вы уничтожаете человека, который пытается манипулировать вами. Того, кто держит сейчас в руках Раду Гаал. Максим выпрямляется в кресле.
ПРОКУРОР. Да, да… Ее контролирует Странник. Он действительно страшный человек. Палач. Конец Отцов означает конец Странника. Вы должны об этом помнить, Мак.
МАКСИМ. Где она? Вы знаете?
ПРОКУРОР (шепотом). Объект «Хрустальный лебедь» на территории Департамента особых исследований. Но пока Странник жив, вы туда не войдете.

Максим смотрит ему в глаза.

МАКСИМ. Где находится Центр?

* * *

Из ворот выкатывает неприметная легковая машина. За рулем — Максим. На заднем сиденье — Вепрь и Зеф.
Машина выруливает на дорогу, пристраивается в общем потоке машин.

ЗЕФ. Массаракш… Что происходит? Куда мы едем?
МАКСИМ (сквозь зубы). Молчи.

Город живет как ни в чем не бывало. Все те же толпы на улицах. Максим включает радио в машине.

ДИКТОР (по радио). …Будто вновь поднялись славные тени наших единственных непобедимых предков и рванулись в бой во главе наших танковых колонн! Хонтийские провокаторы и разжигатели конфликтов потерпели такое поражение, что никогда уже отныне не позарятся на нашу священную землю!
ЗЕФ (неуверенно). А что, война кончилась?

Машина останавливается перед светофором.

* * *

Прокурор вступает в ванную комнату, посреди которой исходит паром полная ванна. Дымятся курильницы. Звучит тихая музыка, по поверхности плавают нежные цветочные лепестки… Прокурор сбрасывает халат… Входит в ванну. Пытается расслабиться. Ждет, стиснув зубы. Глядя на часы — на часах около трех…

* * *

Машина еле ползет в пробке. Работает радио.

ДИКТОР…Многотысячные армады бомбовозов, ракет, управляемых снарядов были брошены на наши города, но нас защитил непроницаемый панцирь противобаллистической защиты! Не зря мы много лет терпели лишения, создавая…

Максим выключает радио. Лавирует. Вырывается на боковую улицу и выжимает из машины все, что можно.

МАКСИМ. Что такое термическая бомба — знаете?

Вепрь и Зеф переглядываются.

ВЕПРЬ (небрежно). Слыхали.
МАКСИМ. С синхронными запалами имели когда нибудь дело?
ЗЕФ (презрительно). Поучи отца жесткой эротике…
МАКСИМ. Очень хорошо.

* * *

На краю ванны звонит телефон. Прокурор, вздрогнув, берет трубку.

ГОЛОС СТРАННИКА. Умник? Это Странник говорит.

Прокурор чуть не захлебывается.

ПРОКУРОР (еле слышно). Странник? Привет… ты уже вернулся?
СТРАННИК. Да. Только что виделся с Папой.
ПРОКУРОР. И… как дела?
СТРАННИК. Плохо. Кто то надоумил хонтийцев стрелять по танкам заграждения, сегодня ночью расстреляли девятосто процентов излучателей… Конец войне… И многим здесь конец… Может быть, даже Свекру и Шурину. Как ты считаешь, Умник?

Прокурор что то невнятно сипит.

СТРАННИК. Кстати, какое впечатление на тебя произвел наш дикарь? Мак Сим?

Прокурор молчит.

СТРАННИК (насмешливо). Ты же у нас Умник… Ладно. О Маке мы поговорим потом.

В трубке — отбой. Прокурор мокрой рукой вытирает пот со лба.

ПРОКУРОР (бормочет). Потом… Потом у тебя уже не будет никакого «потом».

* * *

Машина с Максимом, Зефом и Вепрем катит по городу.

МАКСИМ. Я вам очень благодарен.
ЗЕФ. Массаракш.
ВЕПРЬ. Вот как?
МАКСИМ. Да. Дела сложились таким образом, что… У меня есть возможность проникнуть в Центр.

Зеф подпрыгивает на сиденье. Вепрь каменеет лицом.

МАКСИМ. Я войду в здание. Вы ждете двадцать минут. Если за это время вы получите лучевой удар — значит, все обошлось. Можете падать в обморок со счастливой улыбкой на лице… Если нет — выходите из машины. В багажнике лежит бомба с синхронным запалом на десять минут. Выгрузите бомбу на мостовую, включите запал и уезжайте. Будет паника. Постарайтесь выжать из нее все, что только можно.
ВЕПРЬ. Вы разрешите мне позвонить кое куда?
МАКСИМ (неприязненно). Штаб?
ВЕПРЬ. Нет. У нас с Зефом есть своя группа.
МАКСИМ. Ладно. У входа есть телефон автомат. Когда я войду внутрь — но не раньше! — можете выйти из машины и позвонить.

Максим тормозит перед зданием телецентра. Именно отсюда Максима когда то вывозил Фанк. Максим смотрит на здание. В машине тишина.

МАКСИМ. Ну, все. Пожелайте мне удачи.
ЗЕФ. Ну…
ВЕПРЬ (сдавленным голосом). От всей души… (Осекается, кашляет.) Все таки я дожил до этого дня.

Максим кладет щеку на руль.

МАКСИМ. Хорошо бы пережить этот день. Хорошо бы увидеть вечер.

Вепрь смотрит на него с тревогой. Зеф сопит.

МАКСИМ. Неохота идти. Ох, неохота… Кстати, имейте в виду и расскажите своим друзьям. Вы живете не на внутренней поверхности шара. Вы живете на внешней поверхности шара. И таких шаров еще множество в мире, на некоторых живут гораздо хуже вас, а на некоторых — гораздо лучше вас. Но нигде больше не живут глупее… Опять не верите? Ну и черт с вами. Я пошел.

Максим выходит из машины и идет ко входу в здание. Вепрь смотрит ему вслед.

* * *

Максим открывает стеклянную дверь и протягивает гвардейцу входной пропуск. Одна рамка, другая, третья… Пересекает вестибюль — мимо девицы в очках, которая все ставит штампы, мимо администратора в каскетке, который все ругается с кем то по телефону. У входа в коридор показывает другому гвардейцу внутренний пропуск.
Идет по длинному коридору, сворачивает направо. Перед мысленным взглядом у него разворачивается инженерный план здания — коридоры, повороты, лифты…

* * *

Государственный прокурор застыл в своей ванне. Напряженно чего то ждет.

* * *

На посту у большой двери стоит гвардеец с нашивками капрала, по бокам — двое здоровенных гвардейцев с автоматами. Максим протягивает капралу внутренний пропуск.
На двери надпись:

«Отдел специальных перевозок».

Капрал очень внимательно рассматривает пропуск. Потом, продолжая рассматривать, нажимает на кнопку в стене. За дверью звенит звонок.
Капрал возвращает Максиму пропуск.

КАПРАЛ. Прошу. Приготовьте документы.

Максим кивает, делает вид, что лезет в карман, раскрывает двери, входит в комнату…
Комнат три. Три. Анфиладой. И в конце — зеленая портьера.
И ковровая дорожка из под ног до самой портьеры. По крайней мере, тридцать метров. И шестеро офицеров.
Двое в армейском сером — в первой комнате. Уже навели автоматы.
Двое в гвардейском черном — во второй комнате. Еще не навели, но тоже готовы.
Двое в штатском — по сторонам зеленой портьеры в третьей комнате.
Максим широко улыбается… И рывком кидается вперед — что то вроде тройного прыжка с места. Прямо перед ним возникает зеленая портьера…
Автоматчики открывают огонь по тому месту, где он только что стоял.
Максим ребром ладони срубает штатского, загородившего ему дорогу, и сквозь портьеру бросается в лифт.
В лифте темно. Максим нашаривает кнопку. Лифт идет вниз. Как только кабина останавливается, Максим выскакивает, и сейчас же по крыше кабины бьют автоматы. В шахте грохот, звон, летят щепки.
Максим оглядывается. Перед ним три совершенно одинаковых тоннеля. Два пустых и темных, в одном — звук работающего устройства… Максим кидается по коридору. За спиной рычит лифт — поднимается.
Максим бежит, все сильнее прихрамывая. Сворачивает за угол. И сейчас же в тоннеле грохочут автоматы, визжат пули, видны язычки огня, гвардейцы преследуют его по пятам.
Максим склоняется над распределяющим устройством. Срывает кожух, отбрасывает. Перед ним — сложная система проводов, плат, электронных блоков…
Максим, закусив губу, запускает пальцы в схему. Из под пальцев летят искры. В тоннеле грохочут выстрелы — все ближе. Бегут гвардейцы.
Максим ощупывает платы, заново соединяет провода и, зажмурившись, переводит тумблер из одного положения в другое.
В этот момент гвардейцы с автоматами наперевес выбегают из за угла коридора.

* * *

Государственный прокурор дико кричит от боли. Одновременно на лице у него — выражение полнейшего счастья. Он кричит, извивается в ванне, разбрызгивает воду, орет, и смеется, и снова орет…

* * *

Гвардейцы застывают. У них опускаются руки.
Падают автоматы.
Гвардейцы, пошатываясь, опускаются на пол. Кто то взялся за голову. Кто то вцепился в волосы. Кто то вдруг начинает рыдать, биться головой о стену, в слезах и соплях. Кто то безучастно смотрит перед собой.
Максим сидит на полу перед распределителем и тыльной стороной руки вытирает лоб.

* * *

Лаборатория Странника.
Вдруг все работы останавливаются. Лаборант, державший пробирку, роняет ее на пол. Разлетается стекло.
Люди обессиленно опускаются на пол.
Секретарша в кабинете Странника рыдает, сидя на полу. Странник подскакивает к стеклянной стенке, смотрит вниз…
У него расширяются зрачки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8